09
июнь

Вениамин Грабар: "Я не против пива, но его очень много"

"Ладога" уже более 10 лет работает на рынке крепкого алкоголя. Как сегодня выглядит ваш портфель брендов?

- Ассортиментный портфель, условно говоря, можно разделить на пять сегментов, примерно равных между собой по объемам производства (в натуральном выражении), то есть примерно по 20% каждый: недорогая ординарная водка, водка сегмента premium и super-premium, коньяки и вермуты, горькие настойки, сладкие настойки и наливки.

География поставок - вся территория России. Естественно, у нас очень сильные позиции в Петербурге. Примерно треть объема наших продаж приходится на Северо-Запад, 20% - на Москву, и оставшиеся 50% - на регионы вплоть до Сахалина. В последние годы география поставок существенно расширилась за счет экспорта в страны ближнего и дальнего зарубежья, общее число которых уже более 40.

Наша доля на российском рынке водки не очень велика - около 2%, но зато по ликеро-водочным изделиям у "Ладоги" твердые 15% в целом по России, а в Петербурге и все 90%. Основной упор мы делаем на работу в премиальном сегменте и производство различных горьких настоек, сладких настоек и наливок, дижестивов, аперитивов. Для нас эти сегменты очень интересны. Кроме того, они наиболее маржинальные, и тут возможно строить какие-то долгосрочные стратегии, на которые не повлияют изменения, постоянно происходящие в российском законодательстве.

Актуален ли для вас вопрос о расширении производственных мощностей? Например, открытие производства за Уралом?

- Есть разные стратегии развития. Например, "Синергия" покупала в свое время различные предприятия в регионах России, но при этом она не только увеличивала свои производственные мощности, но и параллельно расширяла рынок сбыта. Однако "Синергия" более ориентирована на рынок традиционной водки, где важны стоимость логистики и лояльность к местному производителю. А вот в сегменте цветных напитков важнее приверженность к бренду и производителю, а стоимость логистики тут не настолько существенна.

Достаточно тяжело контролировать производство где-то на удалении, например в Иркутске или Хабаровске. Я вовсе не имею в виду, что там не умеют делать хорошие напитки. Но мы не имеем гарантии того, что там будет производиться продукция абсолютно с тем же качеством и вкусом, которую мы делаем здесь.

Какая у вас структура сбыта?

- На Северо-Западе до 80% продукции реализуется через торговые сети. Большой сегмент в реализации занимает HoReCa - примерно 15%. Что касается всей страны, то более 50% всех продаж осуществляется через дистрибьюторов.

Расширять существующие мощности не планируете?

- У нас есть еще запас мощностей. В 2011 году мы произвели 2,6 млн дкл, и по большому счету резерв на 20-25% еще имеется. Мы не гонимся за масштабами, у нас нет задачи быть первыми или вторыми по объему производства. Наши главные задачи: выпускать легальную продукцию, последовательно наращивать объемы производства и расширять географию сбыта, быть прибыльными.

Какой рост показывает компания?

- В натуральном выражении он составляет около 10% ежегодно, а если смотреть показатели по денежной выручке, то 15-18%. Следует отметить, что рынок крепкого алкоголя достаточно стабилен: потребление последние 5-8 лет практически не меняется в стране. Происходит перераспределение внутри этого объема между производителями, между категориями напитков.

Что происходит на приобретенном вами в 2010 году чешском производстве Fruko-Schulz?

- С момента нашей покупки мы полностью модернизировали производство, поставили новые технологические линии, системы фильтрации. Всего инвестировали около 5 млн евро. Предприятие показывает очень хорошую динамику. В 2010 году завод произвел 658 тыс. кейсов (1 кейс - 9 л) в ассортименте, в 2011 году - уже 712 тыс. кейсов. Выручка в прошлом году превысила 20 млн евро.

Вообще, это предприятие с историей. Запущено оно было в 1898 году, и в то далекое время его сильной стороной было производство широкого ассортимента цветных напитков: ликеров, аперитивов, дижестивов, шнапсов.

Мы эту традицию продолжили, и год назад на предприятии запущена линейка ликеров, которую сейчас успешно импортируем в Россию и в Европу. Заключили также контракты на поставку продукции с американскими и азиатскими компаниями. В настоящее время Fruko-Schulz экспортирует около 15% выпускаемой продукции, и рост объемов производства идет именно за счет этих поставок. В Чехии ведь внутренний рынок достаточно ограничен: для его удовлетворения достаточно всего три-четыре предприятия.

Какие активы вы еще приобрели в последнее время?

- В прошлом году мы купили винодельческое предприятие "Бодегас Эль Сидакос" (Bodegas El Cidacos S.L.) в Испании. Оно расположено в самом престижном винодельческом регионе Испании - Риоха. Мы сотрудничали с этим предприятием несколько лет, продавали его продукцию в России и постепенно пришли к выводу, что неплохо было бы интегрировать это предприятие в состав нашей компании. Мы сделали предложение семье, владевшей этим бизнесом, и оно было принято. Сейчас мы встраиваем это предприятие в нашу общую систему сбыта.

Должен отметить, что российские технологические нормативы производства более жесткие, чем европейские. Например, в Европе считается нормой, когда есть осадок в вине, а у нас это недопустимо. В результате любое европейское предприятие не соответствует ГОСТам России, его надо подтягивать до нашего уровня.

Не буду скрывать - есть желание­ купить еще одно винодельческое предприятие в Испании, но уже в другом регионе. Сейчас ведутся переговоры. Испанские вина очень востребованы в России, объемы их реализации постоянно растут. С ростом благосостояния людям свойственно переходить с потребления обычной водки на какие-то более интересные напитки, в том числе и вина. Меняется культура потребления.

Наши планы ориентированы на зарубежные покупки: у нас интерес к Франции и Италии достаточно большой. Постоянно ведем какие-то переговоры о приобретениях.

По правде говоря, за рубежом бизнесом заниматься достаточно интересно и даже приятно. Например, я как собственник понятия не имею, где в Чехии находится хоть какой-то контролирующий орган, например налоговая или СЭС, которые бы донимали проверками наш завод Fruko-Schulz. Все вопросы решаются директором в штатном режиме, в рабочем порядке.

Вот лишь один конкретный пример: нам понадобилось построить новый склад, мы его возвели, бухгалтерия отчиталась в налоговую, архитектор в соответствующие органы сообщил, что сооружение построено в соответствии со всеми нормативами. Все! Не надо никуда ходить, о чем-то кого-то просить. Причем такая ситуация не только в Чехии, но и в других странах. То есть люди, от которых зависит развитие бизнеса, действительно заинтересованы в том, чтобы он развивался, они помогают. А в России при строительстве склада только работа с разрешительными документами занимает 2 года!

Пару лет назад вы не исключали возможности проведения IPO в 2012-2013 годах. Сегодня есть интерес по выходу на биржу?

- На сегодняшний момент нет. Во-первых, сегодня рынок заимствований находится в не очень хорошем состоянии. Во-вторых, российские компании сегодня не будут нормально оценены. Можно посмотреть, по какой цене торгуются зарубежные компании и наши - по отношению к EBITDA. У российской "Синергии" этот уровень примерно 4,5, а у зарубежных в разы больше. Например, у Pernod Ricard - 13, у Martini-Bacardi - 11, у Diageo - 15. Ну и какой смысл нам размещаться так дешево? Столько, сколько реально стоит наше предприятие, не получить. Лучше уж дождемся более-менее нормальной конъюнктуры на рынке. А для развития бизнеса нам и собственных средств хватает. Кроме того, у нас есть банки-партнеры - ВТБ и "Санкт-Петербург".

Во сколько вы оцениваете компанию?

- К нам несколько лет назад обращалась японская алкогольная компания Suntory Group с предложением о покупке. Она оценила "Ладогу" в $250 млн. Но мы сочли эту оценку слишком заниженной. Но в данном случае дело было даже не в оценке, а в подходе. Suntory Group обычно покупает только 100% бизнеса. А я и мои партнеры не готовы полностью выходить из этого бизнеса и искать что-то другое ("Ладога" принадлежит Colbec Ltd, конечные бенефициары не разглашаются. - "ДП").

Вы согласны с мнением экспертов, что в 2012 году рынок нелегального алкоголя превысит объемы легальной розницы?

- На счет превысит - не знаю. Но предстоящее повышение акцизов, с 1 июня в этом году и с 1 января 2013 года, будет однозначно способствовать росту доли нелегального алкоголя. Цена на водку в размере 200 рублей за пол-литра слишком высока для потребителя, это очевидный перебор.

Честно говоря, не знаю, зачем такое резкое повышение. Причем наблюдается такой парадокс: те, кто индексирует акциз, потом не занимаются сбором этих денег.

Я думаю, что на рынке будут достаточно сильные потрясения. Буквально на днях в Подмосковье обнаружили завод, который производил нелегальную водку; нашли 17 или 18 млн поддельных акцизных марок. Это же запредельно много! Это объем годового потребления алкоголя населением хорошего такого субъекта Федерации.

Повышение акцизов будет способствовать росту самогона, начнется продажа водки в гаражах, и люди опять станут травиться. Будут большие конфликты между ретейлерами и производителями, потому что ретейл вообще не волнует, какая ставка акцизов, они хотят только хорошую цену. Им все равно, что продавать, вопрос качества продукции их мало интересует. Главное - это денежный поток.

Не считаете, что ужесточение контроля пивной отрасли будет способствовать росту потребления водки?

- Пивные компании отчитываются, показывают рост прибыли 3% и при этом недовольны. Разве этого мало? У нас в стране в общем объеме потребления алкоголя 55% приходится на пиво. То есть больше половины алкоголя, потребляемого в нашей стране, - это пиво. Не водка, не вино, не коньяк, а пиво!

Я не против пива. Но у нас производят и продают в стране пива много и нерегулируемо, а культуры потребления этого напитка нет. И что в результате? Кончается все это распитием в подъездах, в парках, скверах, на лавочках и горами пустых бутылок. Я сам видел, как в одном из сетевых магазинов компания подростков покупала бутылку дешевой водки и около 10 бутылок пива, а затем направилась в парк все это выпить. И самое ужасное в том, что им еще и продают! Или идет женщина с коляской, а в руке открытая бутылка пива. Это нормально?

Реально ли в России ввести государственную монополию на розничную продажу алкоголя?

- Насколько я помню, этот вопрос поднимался более 50-60 раз за по­следние 15 лет. Я не вижу механизмов, как это сделать. То, что государство - неэффективный собственник, знают все. И то, что любая монополия - это огромная база для каких-то коррупционных моментов, тоже очевидно. Алкогольный рынок - это совершенно нормальный бизнес, как и любой другой, если он, конечно, цивилизованный. У человека есть физическая потребность не только йогурты кушать, но еще иногда выпить бокал вина или рюмку водки. Главное, чтобы переборов не было. Все должно быть в меру.


Биография

Президент ОАО "ПГ "Ладога" Вениамин Грабар родился в 1966 г. в Ленинграде. Окончил Военно-инженерную космическую академию им. Можайского. В 1992-1996 гг. занимал руководящие должности на предприятиях алкогольной отрасли Петербурга. В 1998-2000 гг. - помощник председателя КЭРППиТ администрации Петербурга. С 1 ноября 2000 г. по настоящее время - президент ОАО "ПГ "Ладога".
 

http://www.dp.ru/a/2012/06/08/Veniamin_Grabar_JA_ne_pr/

 

На главную


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить