13
июль

«Ко мне уже поступали предложения о продаже «Веды» Интервью с владелицей водочного бренда Анастасией Рагозиной

В своем первом интервью в качестве владелицы бренда «Веда» АНАСТАСИЯ РАГОЗИНА рассказала корреспонденту РБК daily ОЛЕГУ ТРУТНЕВУ о своих планах на водочном рынке.

— Каковы были условия сделки, в результате которой вы стали владелицей бренда «Веда»?

— Сделки на самом деле как таковой не было. У нас было партнерство с Александром Маттом (второй основатель компании «Веда». — РБК daily) по всем брендам и по всем производственным мощностям. С ноября прошлого года мы начали переговоры о том, чтобы разойтись. В декабре я стала владеть брендом «Веда», а моя миноритарная доля в производственных активах компании отошла Александру Матту.

— По каким-то еще брендам у вас ведутся переговоры с г-ном Маттом?

— Пока достигнуто понимание только по бренду «Веда». Еще по двум-трем маркам сейчас ведутся переговоры. Называть эти марки мне бы не хотелось. Когда эти переговоры могут закончиться, сказать пока также нельзя.

— Вы вели переговоры о розливе «Веды» с разными компаниями на рынке. Почему остановили выбор на калужском «Кристалле»?

— На самом деле детальные переговоры велись только с двумя крупными игроками рынка. Калужский «Кристалл» нас полностью устроил качеством производимой продукции. Его важным плюсом является то, что он имеет собственное производство спирта, — это гарантирует стабильность вкуса и качества производимой водки. Сыграло роль и то, что мы давно знакомы с владельцем «Кристалла» Сергеем Зивенко. С ним мы заключили бессрочный договор о розливе.

— Сейчас бренд уже начал выпускаться?

— Да. Первая партия «Веды» была выпущена на калужском «Кристалле» 4 июня.

— Как будет выстроена система дистрибуции «Веды»? Будет ли ею заниматься г-н Зивенко?

— Нет, Сергей Зивенко не имеет отношения к дистрибуции. Сейчас мы рассматриваем пул из 10—12 дистрибьюторов. Уже точно можем сказать, что в Москве продажами будет заниматься компания «Ротор Хауз». Остальных дистрибьюторов мы уже тоже для себя определили, но с ними переговоры пока не закончены. Со всеми ними будут заключаться эксклюзивные контракты на три года.

— Когда вы сможете выйти на федеральный уровень дистрибуции?

— Конечно, мы хотим это сделать как можно быстрее. Летние месяцы для нас — это время активного роста дистрибуции: за этот период мы подключим Москву, Санкт-Петербург и еще порядка четырнадцати ключевых городов.

— За тот период, что «Веда» не производилась, она успела исчезнуть с полок?

— Не везде. В некоторых сетях «Веда» продолжает присутствовать. В конце концов, перерыв в производстве не был значительным — всего четыре месяца, и марка за этот срок не успела совсем исчезнуть из продажи.

— А не проще ли было войти в партнерство с компанией, которая уже имеет развитую систему дистрибуции?

— Скрывать не буду, к нам поступали такие предложения. «Веда» — это яркий состоявшийся бренд, поэтому внимания к нему много. Кроме сотрудничества, о котором вы говорите, ко мне уже поступали предложения и о продаже «Веды». Но мы пока намерены работать самостоятельно.

— Но в будущем у вас есть намерение продать марку?

— Сейчас у нас есть намерение добиться тех объемов продаж, которые мы для себя поставили. Дальше уже вопрос цены. Любой бизнес должен приносить максимальное количество денег, поэтому если нам будет сделано коммерчески выгодное предложение, то мы будем готовы рассматривать и варианты партнерства, и возможную продажу. На данный момент мы понимаем, как развивать бренд, нас все устраивает.

— А от каких компаний к вам поступали предложения?

— Называть их, я думаю, не стоит. Могу лишь сказать, что среди них были крупнейшие иностранные производители алкоголя.

— Насколько приоритетен для вас водочный бизнес в сравнении с другими вашими проектами?

— Для меня он сейчас стоит на первом месте, потому что все другие мои проекты уже работают и представляют из себя слаженный механизм.

— Оперативно вы занимаетесь водочным бизнесом около полугода?

— Да.

— Как вы в нем себя ощущаете? Насколько он показался вам интересным?

— Тут для меня обширный фронт работ. Я получаю огромное количество новых знаний. Это бизнес, в который нужно глубоко вникать, чтобы его понимать. Слава богу, со мной работает отличная команда — люди, которых я хорошо знаю. Поэтому я в более выигрышном положении, чем если бы мне самой пришлось начинать все с нуля.

— Менеджеры, которые сейчас работают в «Веда-Групп», пришли из холдинга «Веда»?

— Да. Самые ключевые позиции у нас занимают люди из питерской «Веды».

— За полгода работы на водочном рынке вы уже успели познакомиться с кем-то из его участников?

— Очень многих участников я знала до проекта с водкой «Веда». По понятным причинам с некоторыми бизнесменами, работающими на водочном рынке, я общалась и сейчас продолжаюсь общаться.

— Ранее сообщалось, что вы планируете довести рыночную долю марки «Веда» до 15% в течение трех лет, что почти в полтора раза превышает ее показатели за 2008 год. В условиях начавшегося сокращения премиального сегмента как вы планируете добиться поставленной цели?

— Я бы не говорила о 2008 годе как о показательном — все-таки кризис пошатнул весь мир. В 2007 году, когда мы работали стабильно, объем производства был 140—150 тыс. дал в год в спокойном режиме. Поэтому у меня есть уверенность, что нам как минимум удастся вернуться к этим позициям и как максимум превзойти их. Сейчас наше преимущество в том, что у нас нет большого количества брендов и мы можем сфокусироваться на развитии одного продукта. Действительно, сегодня на рынке премиального алкоголя происходит стагнация — рынок падает и перераспределяется. Очень многие игроки теряют продажи и свои доли рынка, потребитель постепенно переключается на более дешевый сегмент. Таковы реалии нашей жизни и экономики. Но, думаю, через пару лет все экономические процессы будут позитивными, потребление начнет расти и возвращаться на докризисные уровни, и нам надо быть к этому готовыми. У марки «Веда» ситуация другая — нам падать некуда, наоборот, благодаря новому запуску проекта мы должны расти.

— Прежде «Веда» поставлялась на зарубежные рынки. У вас сейчас имеются экспортные планы?

— Мы сейчас рассматриваем партнерство за рубежом, где у «Веды», я думаю, есть большие перспективы. Есть большой интерес и к Европе, и к другим странам. К нам сейчас уже поступают предложения от европейских компаний. Американский рынок для нас также привлекателен, но в силу своей сложности требует большого изучения. Из стран СНГ пристально смотрим на Казахстан. Большой потенциал имеет рынок Украины с точки зрения продвижения российского водочного продукта, но в силу нестабильности экономической и политической ситуации мы за ним пока просто наблюдаем. Из других интересных для нас экспортных рынков можно отметить также страны Прибалтики.

— Как будет организовано продвижение «Веды»?

— Национальная рекламная кампания «Веды» начнется с сентября—октября. Она будет большой и яркой, но о деталях я бы хотела пока умолчать.


http://www.rbcdaily.ru/

На главную


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить