01
июль

«Дадим человеку право выбора»

 

В Госдуме продолжаются дискуссии о содержании нового техрегламента на винодельческую продукцию. Последний, в частности, призван запретить использование таких популярных названий, как «советское шампанское» и «российский коньяк». Не пролоббировано ли подобное решение французскими производителями алкоголя и зачем вообще лишать россиян любимых названий, газете ВЗГЛЯД объяснил автор законопроекта, депутат Госдумы от «Единой России» Виктор Звагельский.


«Выгоды будут неоспоримые»

– Виктор Фридрихович, какие же выгоды в случае принятия техрегламента на винодельческую продукцию получат производители и российские потребители?
– Выгоды неоспоримые, поскольку проект техрегламента, прежде всего, очень четко классифицирует виды винодельческой продукции.


«Принятие техрегламента даст потребителю четкое понимание того, что он пьет, а ныне хилый отечественный производитель сможет рассчитывать на мощную поддержку в виде закона»

В частности, это столовые и марочные вина, а также натуральные и ненатуральные. К последним мы предложили отнести в т.ч. так называемое крепленое вино, с добавлением сахара или изготовленное из виноматериала.

На мой взгляд, принятие техрегламента даст потребителю четкое понимание того, что он пьет, а ныне хилый отечественный производитель сможет рассчитывать на мощную поддержку в виде закона.
– А зачем потребителю-то нужен закон?
– Именно из-за отсутствия техрегламента российский покупатель сегодня предпочитает натуральному вину из Краснодара какое-нибудь французское за 200–250 рублей, которое и натуральным-то язык назвать не поворачивается! Я уж не говорю про цену на некоторые сорта столовых вин, которые у нас зачастую стоят так же дорого, как марочные вина!

В любом случае, мы даем человеку такое же право выбора, как в случае с натуральным молоком и молоком из порошка. Никто не говорит, что последнее – искусственное и отрава. Но, читая состав на этикетке продукта, вы должны знать, за что платите деньги.


«Мне безразличны их претензии»

 

– Есть мнение, что в объявлении вами войны российскому шампанскому и коньяку заинтересованы, прежде всего, французские производители...
– Да, на эти названия претендуют французские виноделы, но лично мне безразличны их претензии. И этот техрегламент к этой проблеме не имеет ровным счетом никакого отношения!

Дело в другом. То, что сегодня называется российским коньяком, даже знаменитым армянским, на самом деле, таковым именоваться просто не может. Это обычный спирт, в который добавляются разные ингредиенты, красители и вкусовые добавки.

– Можете привести пример?
– Тот же Кизлярский завод поставляет сегодня на стол к первым лицам государства вовсе не коньяк! По моим данным, лабораторные анализы этого продукта указывают на напиток хорошего качества, но не являющийся коньяком, произведенным по классической технологии.

В таком случае, почему бы нам не последовать примеру всего мира, где аналогичная продукция продается в качестве бренди и, заметьте, пользуется не меньшим спросом у покупателей.

– А что скажете насчет шампанского?
– Наше шампанское также готовится не по традиционной технологии, а производится методом быстрого сбраживания. Но в других странах такой продукт называется игристым вином, и, кстати, его продажи лидируют по сравнению с традиционным французским шампанским.


«Эстонцы кивают в сторону России»

– Но тогда как вы объясните отсутствие проблем и угрызений совести у производителей «советского шампанского» в Эстонии с учетом того, что эта страна уже давно находится в составе Евросоюза?
– Мы не можем запретить то, что производят в других странах. Но к Эстонии могла бы предъявить свои претензии Франция, и странно, что она до сих пор этого не сделала. Эстонцы же кивают в сторону России, ссылаясь на действие сублицензии производителей этого шампанского в нашей стране.

Но если мы запретим производить этот продукт под названием «шампанское», то и эстонцам, скорее всего, также предстоит свернуть свое производство. Я уж молчу про планы вступления России в ВТО. В этом случае нам просто никто не даст разрешения на производство шампанского!


– А что вы можете возразить скептикам, уверяющим, что отказ отечественных производителей от использования терминов «шампанское» и «коньяк» приведет к коллапсу в отрасли?
– Да какой коллапс?! В случае принятия техрегламента эти нормы вступят в силу только с 2016 года. Простите, но за пять лет в стране можно построить 88 новых алкогольных заводов, а перевооружить свое предприятие по силам каждому всего за несколько месяцев. Если, конечно, не лениться!

В конце концов, у производителей есть два варианта: переклеить этикетки, на что уйдет четыре дня, или начать производить шампанское по классической технологии, закупив новые бочки и купажные отделения.

Производители настаивают, чтобы переходный период растянулся до 2020 года. Не исключаю, что соответствующая поправка может быть принята в ходе рассмотрения документа во втором чтении. Хотя, знаете, это уже напоминает извечную русскую надежду, что на 10 лет вперед в России лучше не загадывать!

– Когда можно ожидать вынесения проекта техрегламента на рассмотрение Госдумы?
– Надеюсь, что в первом чтении нам удастся рассмотреть документ уже до конца весенней сессии, чтобы затем вдумчиво и в спокойной обстановке обсудить все имеющиеся возражения и прийти к общему знаменателю.
В частности, мы запланировали провести в начале июля заседание экспертного совета, где с участием производителей винодельческой продукции будут обсуждаться альтернативные проекты техрегламентов.


Мария Шувалова

Взгляд

На главную


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить