02
март

Перед смертью не напьешься


Прошлый год в России можно считать годом борьбы за трезвость: в стране были повышены налоги на алкогольные напитки, власти значительно ужесточили правила продажи пива, реклама алкоголя была запрещена практически везде. Тем не менее по итогам года выпуск крепких напитков, таких как водка и коньяк, продемонстрировал взрывной рост. На фоне позитивных отчетов водочников о росте производства возникает вопрос, в том ли направлении ведется борьба государства за здоровье населения.


Водка и коньяк


Государство принимало меры, направленные на сокращение потребления алкоголя, в течение всех последних 12 лет. В основном это было повышение акцизов, а также введенные еще в середине прошлого десятилетия ограничения рекламы алкогольных напитков: крепкий алкоголь вообще было запрещено продвигать по телевизору, а пиво разрешили рекламировать только с 22 часов, при этом использовать в такой рекламе образы людей и животных стало нельзя. Но, конечно, все эти меры несравнимы с «наступлением», которое власти провели за последний год.

Крупнейшим производителем водки в России является компания «Русский алкоголь» («Журавли», «Зеленая марка», «Парламент»), принадлежащая польской группе CEDC. В прошлом году три принадлежащих ей завода выпустили 148 миллионов литров водки. Второе место занимают семь заводов «Синергии» («Белуга», «Мягков», «Беленькая»), которые произвели 138 миллионов литров водки. Третье — «Алкогольная сибирская группа» («Пять озер», «Белая березка») с 76 миллионами литров водки. Самой популярной импортной водкой является «Хортица».

Первый серьезный шаг был сделан еще в конце 2011-го — Росалкогольрегулирование провело кампанию по перелицензированию производителей алкоголя. Число вновь выданных лицензий сократилось на четверть. В результате число производителей алкоголя в России снизилось на 32 процента, а оптовых продавцов — на 19 процентов. Таким образом, в стране осталось только 341 предприятие по производству алкоголя (без учета пивоварен) и 1690 компаний, занимающихся оптовой торговлей. Для производителей крепких алкогольных напитков, которые понесли значительный ущерб еще во время кризиса 2008 года, массовая замена лицензий стала очередным ударом. Так, производство водки в целом по стране упало на 9,5 процента, а коньяка — на 10,2 процента.

За 2012 год крепким напиткам удалось отбить неудачные результаты предыдущих лет. Выпуск крепкого алкоголя установил максимум за три года — показатель вырос на 13,9 процента до 1,13 миллиарда литров. При этом в стране было произведено почти 100 миллионов литров коньяка, что стало историческим рекордом. А производство водки в июне подскочило почти в 1,5 раза до 96 миллионов литров, и такой месячный объем тоже стал максимальным.

Лидером по производству коньяка по итогам прошлого года стала компания ВКЗ «Альянс-1982» («Старый Кенигсберг»), выпустившая 110 тысяч литров коньяка. Второе место досталось Ставропольскому вино-коньячному заводу («Старейшина»), третье — московскому «Кину» (коньяк «Киновский»).

Тем не менее рост производства крепкого алкоголя в России стал скорее техническим, нежели реальным. С 1 июля прошлого года акцизы на крепкий алкоголь выросли на 15 процентов, а с 1 января 2013 года — еще на 30 процентов. В итоге производители стремились «напиться перед смертью»: сделать как можно больше запасов до повышения налогов.

По оценке руководителя отраслевого агентства ЦИФРРА Вадима Дробиза, реальный рост производства коньяка в России составляет около пяти процентов, остальное — это создание запасов в преддверии повышения акцизов. Председатель правления ассоциации производителей алкогольной продукции Дмитрий Добров называет еще одну причину: выход из тени части производства. По его словам, если три года назад доля нелегального рынка крепкого алкоголя составляла 40-50 процентов, то сейчас показатель снизился до 20-30 процентов.

Добров констатирует, что несколько лет назад государство сделало ряд шагов, позволивших сократить долю нелегального рынка. В частности, в законодательство были внесены изменения, сократившие возможности для нелегального производства, а также создано отдельное ведомство для контроля над рынком — Росалкогольрегулирование. Служба получила функции, за которые раньше отвечали несколько структур. Желание же сделать запасы перед повышением акцизов, по мнению Доброва, сыграло здесь меньшую роль, поскольку возможности складов ограничены.

В то же время, считает эксперт, резкое повышение налогов может вновь увеличить долю нелегальной продукции на рынке. Раньше акциз поднимали в среднем на 10-15 процентов за раз, что в два-три раза меньше, чем с начала 2013 года. Так как доходы населения практически не увеличиваются, то неудовлетворенный спрос приведет к росту продаж «из-под прилавка». Добров ожидает, что в 2013 году производство крепкого алкоголя может снова снизиться.

Частично его предположения подтверждает и статистика первого месяца 2013 года. По итогам января производство водки в стране снизилось на 30,3 процента, а коньяка — на 18,8 процента. Выпуск ликероводочных изделий крепче 25 градусов, таких как портвейны, упал на 25 процентов. Таким образом, по итогам года снова можно ожидать снижения производства крепкого алкоголя. Но будет ли тенденция вызвана сокращением потребления или же доля нелегальной водки снова вырастет — это большой вопрос.


Вино и шампанское


Считается, что одной из мер борьбы против потребления крепких напитков в стране может стать замещение их слабым алкоголем — таким, как вино. Об этом еще в августе 2011 года говорил тогдашний президент России Дмитрий Медведев, призывавший развивать отечественное виноделие. Тем не менее в России до сих пор даже не узаконено гаражное виноделие, которое позволило бы легально работать мелким производителям напитка. Замещения явно не происходит: за последние три года производство вина упало почти на 20 процентов, а его импорт практически не растет. С одной стороны, в этом можно обвинять традиции: Россия никогда не была «винодельческой державой» и культура потребления этого напитка в стране не развита. С другой стороны, усилия государства в этом направлении все же явно недостаточны.

Лидерство по производству шампанского в России принадлежит компании из Санкт-Петербурга «Игристые вина», изготовившей в прошлом году 39 миллионов литров этого напитка. Компания специализируется на «Советском шампанском» — так же, как и Московский комбинат шампанских вин МКШВ (третье место, 17 миллионов литров напитка). Второе место досталось Дагестанскому заводу игристых вин с 22 миллионами литров напитка. Российский дом Абрау-Дюрсо, занимающий сегмент премиальных игристых вин, оказался только на четвертом месте с объемом производства в 1,5 миллиона литров.

Вина в России выпускается почти в три раза меньше, чем крепкого алкоголя. По итогам прошлого года производство вина сократилось еще на 9,2 процента и составило 367 миллионов литров. Потребление напитка упало на 4,5 процента.

Сократилось и производство шампанского: по итогам 2012 года в стране было выпущено 205,5 миллиона литров, что на 6,7 процента меньше результатов 2011-го. Производство игристых вин в стране сокращается уже три года подряд: еще в 2010-м показатель составлял 223 миллиона литров. Что касается шампанского, то спрос на него в России сильно поддерживают новогодние праздники: на четвертый квартал каждого года приходится около половины продаж. У вина такой поддержки нет.

По мнению Вадима Дробиза, сокращение потребления вина говорит о падении качества жизни небогатых людей, которые начинают отказываться от этого напитка в пользу суррогатов, но на водку не переходят, поскольку стоимость последней в результате роста акцизов также увеличивается.

Дробиз считает, что прошедшая «антиалкогольная кампания» 2011-2012 годов не была направлена на улучшение ситуации с потреблением спиртного в России, а стала лишь «ширмой» для проведения нужных государству реформ — административной и фискальной. Первая позволила сократить число производителей алкоголя, а также перевести все продажи в магазины, так как реализация пива в ларьках (а пиво продавалось почти в 350 тысячах нестационарных торговых точек) оказалась запрещена. Меры являются популистскими и не снижают потребность населения в алкоголе, заключает Дробиз: если раньше человек брал одну бутылку пива или водки, теперь он возьмет ящик. Что же касается фискальной реформы, то ее цель — наполнять бюджет. С 2007 по 2012 год объем собираемых акцизов удвоился и составил 250 миллиардов рублей.

Еще один напиток, которым могло бы заменяться потребление крепкого алкоголя, — пиво. Однако наиболее жесткие шаги в прошлом году были сделаны именно в отношении пивной отрасли. С 1 июля вступили в силу изменения в законодательство, согласно которым пиво приравняли к алкоголю. Соответственно, реклама этого напитка также была запрещена и его нельзя стало продавать в ларьках и киосках. Кроме того, была ограничена продажа пива — с 23:00 до 08:00. Стоит отметить, что перечисленные меры не поставили пиво в худшие по сравнению с остальными видами алкоголя условия, а просто ликвидировали почти все преференции, которыми этот напиток пользовался с середины 2000-х годов. О том, насколько такие преференции были оправданны, дискуссии на рынке и в органах власти продолжаются до сих пор. Тем не менее по итогам года выпуск пива упал на 2,1 процента, и показатель снижается уже пять лет. С 2007 года объем выпуска напитка снизился на 13 процентов.


Ущерб пивной отрасли нанесла и акцизная политика. За последние пять лет ставка акциза была увеличена в пять раз: с трех до 15 рублей за литр. К 2015 году сбор поднимут до 20 рублей. В середине января в Институте Гайдара подсчитали, что в результате повышения акцизов в течение последних нескольких лет налоги на слабый и крепкий алкоголь практически сравнялись. Специалисты института констатировали, что такая мера не сможет заставить россиян отказаться от водки в пользу пива, даже если первая резко подорожает. Если в 2009 году акцизная нагрузка на пиво была в 3,18 раза меньше, чем на крепкие напитки, то к 2012 году показатель снизился до 1,25. При этом доля налогов в цене водки низка и составляет 28,8 процента против 37,5 процента в Европе. Такое же утверждение справедливо и для пива: если в Европе доля акциза в цене напитка составляет 19,1 процента, то в России — всего 13,8 процента.

Как сообщил «Ленте.ру» председатель совета Союза российских пивоваров, президент пивоваренной компании «Балтика» Исаак Шепс, сокращение производства пива в значительной мере стало следствием чрезмерных регулирующих ограничений со стороны государства, что идет вразрез с мировой практикой. Сейчас по отношению к напиткам с малым содержанием спирта действуют более серьезные государственные ограничения, чем к крепкому алкоголю. В итоге, полагает Шепс, усилия государства по сокращению потребления спиртных напитков не достигают своих целей. В своих выводах он ссылается на исследования Минздрава, согласно которым именно крепкий алкоголь формирует у людей устойчивую зависимость. В тех странах, где ставка акциза на крепкий алкоголь превосходит ставки на пиво, уровень алкоголизации населения низок, отмечает Шепс. Кроме того, доля нелегальной водки на рынке велика, в то время как пивная отрасль в уплате акцизов отличается высокой дисциплиной.

Кроме недавних запретов и акцизной политики, в Союзе российских пивоваров обращают внимание и на другие ограничения для пивной отрасли: так, новые законодательные проекты содержат чрезмерные требования к рецептуре, маркировке и процедуре уведомления. «Главное отличие законодательной практики в России от общемировой заключается в том, что отсутствуют меры, стимулирующие переход от нелегальных и крепких напитков к напиткам легальным и с низким содержанием алкоголя. Россия — одна из немногих стран, где в структуре потребления алкоголя населением преобладают крепкие алкогольные напитки: около 70 процентов от потребляемого объема, выраженного в чистом спирте. В большинстве стран мира пропорция прямо противоположная», — говорит Шепс.

Согласно данным Всемирной организации здравоохранения, Россия демонстрирует средние по миру показатели потребления пива в пересчете на чистый спирт. Конечно, маленькими их тоже назвать нельзя: около 77 литров пива на человека в год, но тем не менее это ниже, чем в США или «пивных» странах — например, в Германии. В то же время по показателям потребления крепкого алкоголя РФ уступает всего пяти странам: Южной Корее, Эстонии, Сент-Люсии, Гренаде и Боснии.

В целом по учтенному и неучтенному потреблению Россия находится на четвертом месте в мире после Венгрии, Чехии и Молдавии. Среднестатистический житель страны, с учетом стариков и грудных младенцев, употребляет почти 16 литров спирта в год (80 бутылок водки). На нелегальное потребление приходится около трети. При этом на водку, по итогам 2012 года, приходится 49,9 процента продаж алкоголя. Доля пива, которая за прошлый год выросла на 0,6 процента, составила 32,4 процента. На вино пришлось всего 10,2 процента рынка, а шампанское, коньяк и слабоалкогольные напитки в сумме дали менее восьми процентов.

Отношения алкогольной отрасли с государством в России имеют как минимум две характерные черты. Первая заключается в том, что борьба за трезвость в стране является не только политическим лозунгом, но и явной насущной необходимостью. Вторая же черта — наличие сильных отраслевых лоббистов. В связи с этим зачастую трудно понять, когда решения государства принимаются исходя из блага общества или экономики, а когда — под давлением лобби.

Так, лишение преференций продавцов пива некоторыми рассматривается как победа водочников; но наличие этих привилегий в свое время считалось победой пивных лоббистов. С одной стороны, тот факт, что за счет пива можно сократить потребление водки, имеет ряд подтверждений. С другой — такая позиция играет на руку пивным компаниям, и они будут ее продвигать.

В 2012 году политика властей, похоже, несколько поменялась. Если ее сутью в первой половине 2000-х могло быть «оттесняем водку сильнее, чем пиво», то теперь этот лозунг сменили на «оттесняем их всех». В такой ситуации, к сожалению, совершенно непонятна судьба российских производителей вин, которые пока демонстрируют весьма слабые успехи как в лоббизме, так и в продвижении своей продукции.


http://lenta.ru/






На главную


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить