07
фев

Алексей Сидоров: «Вино - это долгий бизнес. Невозможно вложить и сразу получить прибыль»


Алексей, какие вина сейчас вы считаете перспективными? Появились ли новые производители, уже обратившие на себя внимание?

- Новые производители каждый год появляются. Только, как правило, вина, которые недавно появились на рынке, еще никак себя не зарекомендовали. Инвестировать надо в те, которые известны на протяжении последних десятилетий. Об этих винах говорит большое количество специалистов, составляют рейтинги. Но важен не сам производитель, а год урожая. Года бывают хорошими, средними и плохими.

Есть одна «фишка»: в плохой год вин производят мало. Из-за этого в цене они становятся чуть дороже. При этом качество у них не самое лучшее. Такие вина долго не хранятся, так что для инвестиций они не подходят: производители стараются их продавать как можно быстрее. «Средние» вина производители стараются реализовать в течение трех лет, так как чаще всего они также не годятся для длительного хранения.

Наконец, в хороший год количество производимого вина тоже не будет увеличиваться. Настоящий производитель не может делать больше определенного количества. С лозы нельзя собрать больше урожая. К тому же, по регламенту он имеет право в этом году сделать 100 бутылок – и не больше. Это в Советском Союзе винные заводы «перевыполняли» план: чем больше, тем лучше. В европейской практике и вообще в мировой - чем меньше вина ты делаешь, тем выше оно ценится. Потому что более качественное и правильное. Это вино долго хранится. Его можно поместить в погреб, инвестировать в него деньги, и с годами оно качество будет лишь повышаться, а само вино - становиться более ценным товаром.

«Первые год-два на нашем рынке вина Нового Света продавались медленно. А потом случился бум»

Наверно, цена все-таки зависит не только от года, но и от региона. Я вот знаю, что в последнее время неплохо росли в цене бордосские вина.

- И в бордосских винах многое зависит от производителя, года урожая и многих других деталей. Хороших годов в десятилетии не очень много: два – три, не больше. Иногда в течение десяти лет вообще нет таких годов.

Помимо Bordeaux есть и другие регионы. Если брать Францию, то инвестировать можно во все вина, относящиеся к категории Grand Cru. Долго хранятся и бургундские вина. Да любой район Франции интересен с точки зрения инвестиций. Долины Роны, Луары. Шампанское высокой категории - беспроигрышный вариант. Себестоимость его производства невелика, так что бутылка качественного трехгодовалого шампанского стоит от $100. А через 9-10 лет ее цена увеличится на 300-400%.

И в Штатах есть очень дорогие вина. Их стоимость начинается с $2000, и это самый молодой урожай. Многие вина Нового Света можно хранить 10-20 лет. Хотя, мне кажется, нет смысла столько ждать. Никто не знает о том, что будет лет через 20. Но в этих новых регионах есть интересные производители, виноградники. Тоже стали появляться хорошие года.


Все-таки вина Нового Света достаточно недавно появились на рынке...

- Да, лет 10 назад. В регион Нового Света входят Чили, ЮАР, Новая Зеландия, Австралия, Калифорния, Аргентина. Почти в каждой стране делают вино. Соответственно, Старый Свет – это Европа, Франция, Португалия, Италия, Австрия, Германия.

Первые год-два на нашем рынке вина Нового Света продавались медленно. А потом случился бум. Они стали понятными для нашего покупателя по вкусу, в них не надо было искать никакого нюанса. Страны жаркие, много солнца, поэтому вина получаются насыщенными, понятными потребителю. При этом благодаря климату такому вину не нужно долго созревать в бочке или бутылке. Сами гроздья винограда - уже почти вино. Его можно сразу в бочки заливать.

Поэтому эти вина поступали в продажу уже на следующий год после производства. Никто их не хранил, вина быстро продавались. И цена на них была маленькой. Это устраивало нашего российского покупателя. Впрочем, у этих вин есть свои особенности. От некоторых из них болит голова. Так что лет пять назад люди, которые «напились» вин «Нового Света», все равно стали возвращаться и опять покупать французские, итальянские, испанские. Все это лучшие вина, и без них никуда. Эти страны находятся в таком кулуаре: со всех сторон моря, горы. Влажность дает этим винам возможность развиваться, расти в цене.


Как вы считаете, вина Нового Света могут выйти на тот же уровень, что и вина Старого Света, то есть стать выгодными с точки зрения инвестиций?

- Вряд ли. У них и нет такой задачи. Производители Старого Света стремятся обеспечить винные супермаркеты, в отличие от французских и итальянских вин, которые не могут появиться на всех полках, потому что выпускаются в строго ограниченном количестве. В Старом Свете, если у винодела есть всего 50 000 литров, то у него расписано на пять лет вперед, кто их будет покупать – какие рестораны, коллекционеры, аукционы. Ценность такого вина всегда будет выше, чем того, которое было выпущено на заводе и которое нужно выпить в течение двух лет.

«Можно купить себе винный шкаф на 60 бутылок - и достаточно будет»

Кого можно назвать настоящим винным инвестором?


- Жерар Депардье, к примеру, активно вкладывает в вино. Он очень богатый человек, ему нет смысла заниматься виноделием. Времени нет, знаний. Но ему это интересно. Вот он купил старинный замок во Франции, в нем живет. Вокруг виноградники. Что еще нужно человеку? Но Депардье этого мало: он еще вкладывает в виноградники в разных странах. К примеру, в Чили. Просто дает деньги – и они к нему возвращаются. Не сразу, правда. Вино - это долгий бизнес. Невозможно вложить и сразу получить прибыль.

А часто ли пьют сейчас коллекционные вина?

- Вообще с глобализацией люди все больше предпочитают дешевые товары массового потребления. И это относится даже к алкоголю, так что интерес к дорогим винам падает.

В 90-х, когда я работал в ресторане, было престижно заказать именно самую дорогую бутылку. Большинство клиентов так делали. Именно дорогие вина продавались каждый день в огромных количествах – по $500, по $3000, по $5000. Потом произошли дефолты различные, народ поскромнее стал.

К тому же, люди поняли: зачем в ресторане покупать дорогое вино, когда примерно такое же можно купить в магазине или на аукционе – и гораздо дешевле? Во вкусе как дегустаторы они не разбираются. Платить просто за этикетку, за престижность? Ты уже и так в течение последних пяти лет всех удивлял. Поэтому все стали переходить на более средние вина. В магазинах стали покупать бутылки молдавских производителей, грузинских, абхазских. Стали появляться более качественные вина отечественного производства, о которых уже нельзя сказать, как раньше, что они кислые.

И вот до сих пор уже – 2013-й наступил - 90% нашего населения не разбирается в вине. То есть разбираются в каком-то одном вкусе. В стиле «нравится - не нравится». Это неправильно. Ведь все немного сложнее. Разные сорта винограда, какого года урожай, температура, при которой это вино надо пить, с какой едой его сочетать. Это и серьезная наука, и культура – как в любой деятельности. Во Франции, Италии, Испании и многих других странах есть занятия в частных школах по виноделию, по гастрономии. Потому что если ты пьешь, ты должен понимать, что ты делаешь. В вине нужно разобраться.

К вам часто приходят люди, которые хотят именно разобраться? Для себя?

- Очень часто. В нашей школе сомелье в последнем выпуске было 35 человек – тридцать женщин и пять мужчин. Из них 10 хотели работать. А остальные просто учились для себя, чтобы прийти в магазин и не стоять как бараны перед полками, а знать производителей и представлять, что это за вино, с каким оно будет вкусом, какой насыщенности. Любые винные курсы сейчас почти сразу заполняются. Да и вообще информации хватает: видео в интернете, блогов, программ на телевидении.

Коллекционеры, которые вина собирают, к вам обращаются?

- Раньше чаще обращались: звонили, спрашивали. Я их консультировал, помогал. Особенно с Рублевки много запросов было. Там раньше очень было модно в домах иметь винные погреба. Ну, есть подвал – что еще из него сделать? Не банки же с соленьями туда ставить. Но я был у своих друзей, которые лет 10 назад сделали эти подвалы, приходил к ним в гости. Сейчас большинство этих подвалов пустые или заполняются бутылками из супермаркетов. Нет, некоторые коллекционируют. Но на самом деле для этого не нужен подвал. Можно купить себе винный шкаф на 60 бутылок - и достаточно будет. Конечно, мы всех коллекционеров в России не знаем. Я допускаю, что есть большое количество людей, у которых я не был в погребах, и там существуют какие-то интересные позиции. Но у тех коллекционеров, которых я встречал, небольшое количество бутылок.

Почему, как вы думаете?


- Люди не верят в инвестиции в вино. Есть массандровские вина - наши старые отечественные, которые могут долго храниться. Очень много объявлений было о том, что Массандровские подвалы продают коллекцию старых вин. Я об этом читал и 10, и 5 лет назад. До сих пор не могут продать.

В нашей стране такое непаханое поле... Можно вкладывать в любые другие направления, которые 100% дают результат. А вино… Через 10 лет оно может улучшить вкус. А может и ухудшить. Даже через год все может измениться. Коллекционные вина нужно постоянно открывать, пробовать. Как там оно развивается? Это определенный риск. У кого есть лишние деньги – тот рискует. Чаще всего люди больше думают не как о бизнесе, а как о показухе. Есть такое – «у меня вот такая коллекция вина».

Кроме того, люди не могут инвестировать, если у них нет лицензии на продажу алкоголя, собственной фирмы. Потому что потом они не могут продать. Конечно, зарегистрировать бизнес и получить лицензию не так сложно. У нас инвестируют в вино больше виртуально, то есть покупают и хранят в Европе.

Цена слова одного Паркера

Даже в случае с «проверенными» бордосскими винами? Их тоже надо открывать – проверять?

- Обязательно. Может, не каждый год, но раз в три года - точно. И ведь есть еще и мнение экспертов. Гуру винного рынка Роберт Паркер сегодня встанет не с той ноги, выпьет вместо чая или кофе глоток вина и скажет: да, в этом году весь урожай Petrus пятилетней давности уже не годится. Все, испортилось вино. Как только он это скажет – его стоимость на рынке упадет. Хотя до этого все считали, что Petrus может храниться 50-70 лет. Паркер - авторитет для многих во всем мире. Одно его слово может повлиять на все твои инвестиции.

А вы как к нему относитесь?

- Хотел бы познакомиться поближе. Я был на одной дегустации, на которую Паркер должен был прийти. Но он так и не появился. Дело было в Бургундии, а он ее не очень любит. Все подозревали, что не приедет, так и получилось. Как к нему относиться? Наверно, как к любому специалисту, который много пишет, много ездит. Во всяком случае, лучше, чем ко многим российским так называемым экспертам, которые только появились, а уже выпускают книги. Таким людям я вообще не верю. По крайней мере, Паркер - человек, который на протяжении 20-30 лет в теме, «в вине». А то, что любое мнение субъективное, даже у Паркера – это факт.

Если Паркер скажет, что такое-то вино плохое, будете проверять?

- Когда нужно для работы, то, конечно, проверю. Интересно вообще тренироваться на мнении специалистов. То есть, если кто-то сказал, что вино плохое и описал «недостатки», то интересно попробовать и понять, почему он так считает. Вообще когда эксперты говорят, то, как правило, речь идет о вине, которое должно правильно храниться и транспортироваться. А у нас зачастую все не так. Пока из Чили вино дойдет до России, с таможни на таможню, из Москвы - в Екатеринбург, из Екатеринбурга - в соседнюю деревню, и уже оттуда - в ресторан. От этого вина уже остается 40% того, что должно было быть. Надо время, чтобы оно полежало, вылечилось, успокоилось. Уже после этого можно дегустировать. Но все равно транспортировка очень влияет на качество.

Как вы подбираете вина для ваших дегустаций в Винном клубе и школе сомелье?

- Мы стараемся недорогие вина использовать. То есть те, которые можно найти в любом магазине или ресторане. Просто развиваем вкус у людей. Почти не рассказываем о винах, которые можно хранить 10 лет. Выбираем тему – определенный регион. Плюс мы это преподаем не как гастрономию, то есть вино в сочетании с едой. Повар подает под каждое вино блюдо. Вообще те, кто приходят в винный клуб, они уже много что знают. Чуть больше может дать сомелье и повар. Повар попробовал вино, сомелье тоже попробовал еду, они договорились – и вот получается такой продукт, который интересен людям.

«Вина моего года не слишком хороши: 1968 год – самый неурожайный год в столетии»

У вас есть любимые вина, которые вы раз попробовали и не можете забыть?


- Конечно. Банально прозвучит, но это вина лучших урожаев прошлого столетия - Chateau La Lagune 1921 года и Château Haut-Brion 1945 года. На самом деле очень много. Я попал на тот момент, когда эти вина только стали появляться в Москве, люди начали их заказывать. Именно в ресторане, так как из своей коллекции вряд ли кто-то будет давать пробовать. Так как я работал в ресторане, то почти каждый день пробовал такие вина. Сомелье, как вы знаете, перед тем как подать клиенту, пробует вино сам. А если вы еще в хороших отношениях, то он тебя может еще и лишним бокальчиком угостить, чтобы с тобой поговорить на эту тему. Плюс я еще проехал по разным виноградникам. Если ты первый сомелье России, президент Ассоциации сомелье России, то, конечно, любой иностранный винодел достает из заначек какое-то вино и считает за честь угостить им такого редкого гостя. Партнер, с которым мы часто ездили по разным виноградникам, мне говорил «Сидоров, как с тобой хорошо ездить».

Мне удавалось пробовать много чего интересного. Раньше я записывал, пытался запомнить. Потом понял, что это бесполезно. Невозможно запоминать тысячи вин, которые ты когда-то там пробовал. Где-то в голове и сердце у меня это осталось. Я, может быть, забыл уже производителя и год урожая, но я помню, что я пробовал лучший портвейн, лучший херес, лучший кальвадос, старые вина. Château Margaux столетнее - любимое вино того же самого Паркера, которое стоит около $20 000 за бутылку, пробовал. Такое не у каждого в жизни бывает

Мои любимые вина мои – французские. Этот регион №1 для меня. Потом уже идут Италия, Испания. Но за последние три года появились и российские производители, которые делают очень интересные вина, конкурирующие с винами Нового Света. Если бы цена российского производителя была на 20% дешевле, чем у Чили, ЮАР и так далее, то я бы, может быть, даже их пил бы. До этих виноградников в Краснодаре лететь часа два. Но почему-то вина Чили дешевле, чем наши российские. Мне это непонятно. Ну, сделайте вина по 250-300 рублей. Нет, они делают по 350, по 500, по 800.

Российским винам еще пять-семь лет надо, чтобы стать ближе по качеству к Европе. Ну, в нашей стране всегда так. Поэтому с одной стороны хочется поддерживать отечественного производителя. А с другой хочется им сказать: ну, не загибайте цены. Вы же делаете для своих, для россиян.

Какие российских производителей вы можете отметить?


- Ну, наверное, «Мысхако», так как я его больше всего в последнее время дегустировал. Как-то мы туда большую поездку европейских винных экспертов, журналистов, президентов ассоциаций сомелье. Три года назад они сказали, что этим винам еще пять – семь лет надо, чтобы они стали интересными для Европы, и их можно было там продавать. Прошло три года, прогресс есть. Еще «Вилла «Виктория» можно отметить, «Лефкадию». Хорошая новость, что у нас с мая месяца появятся опять грузинские вина. Это будет один импортер, 18 заводов пока подписали договора. Так сделали, чтобы не было подделок - с этим импортером, который хочет поставлять в Россию.

Вам вино в жизни помогает?

- У меня была аллергия лет 10 тому назад. Просто пятнами какими-то покрывался, и не понимал, что это такое. Ходил по врачам, сдавал анализы. Как раз в это время я активно занимался вином, пил его, участвовал в разных дегустациях во Франции. И все, у меня все пропало. Не знаю – с вином это связано или с чем другим. Ну, во всяком случае, у всех сомелье взрослых, кто начинал вместе со мной, у них очень много детей. У меня, к примеру, трое.

Детям вино даете?

- Я всегда задавал подобный вопрос разным виноделам во Франции, Италии. Говорят, что нужно давать с трех лет. В маленьких количествах, конечно. Совсем чуть-чуть попробовать – для вкуса. Ребенок привыкает к маленькой доле вине, начинает в нем разбираться. Европейские виноделы этим живут, передают бизнес по наследству. А у нас ребенок в 14 лет выходит во двор, и там ему сразу наливают стакан. Вообще вино не пьют стаканами - исключительно по 80-120 грамм. Все-таки надо понюхать его, посмаковать, посмотреть на действие вина в бокале. Осознать процесс.

Вы сами инвестируете в вино?

- Вино не надо коллекционировать, его надо пить. Инвестировать можно в ретро-автомобили, в картины. Зачем вино оставлять? Если оно еще не готово к употреблению – скажем, Petrus 2008 года, конечно, надо положить его в правильное место, чтобы оно пять - семь лет полежало. Но если тебе подарили какое-нибудь вино 96 года, ты знаешь, что оно может полежать еще 10-15 лет, но лучше от этого не станет, потому что уже в самом соку... Какой смысл ему лежать? Выбираешь праздник. В нашей стране таких поводов куча. У меня в семье практически каждый день есть повод, чтобы открыть бутылку вина.

Это не алкоголизм, это нормально. Два бокала вина в день даже полезно пить. Вылечивает от всяких болячек – и на сердце положительно действует, и на память, и от аллергии помогает. На самом деле даже есть тема вино и здоровье. Во Франции существует винотерапия. Есть такой замок Chateau Smith Haut Lafite - с виноградниками, большим рестораном и винотерапией. Там лечат на виноградных косточках, на кожуре, на самом вине, с помощью винных ванн. И стоит это очень дорого.

Какие бутылки у вас дома хранятся?

- Да никакие. Разве что те, которые на Новый Год подарили. У меня хранятся коньяки. Домашние условия они выдерживают очень долго. Коньяки дарятся, как правило, или хорошие, с большой выдержкой, или года твоего дня рождения. Есть такая фишка. А вина моего года рождения не слишком хороши: 1968 год – самый неурожайный год в столетии. Тогда, по-моему, вообще не было приличного вина, все сорта как-то не удались. Но я все равно пил Chateau Beychevelle 68 года. Ничего особенного.

Коньяки и арманьяки 68 года мне дарили, бутылок 6-8 у меня лежит, которые я не открывал и, наверное, открою только лет через пять на свое 50-летие. Есть одно вино у меня 1986 года, 1989 года. Но я думаю, что они, уже неправильно хранятся. В вине надо разбираться. И вовремя, с правильными людьми пить.

Вино же в бутылке – как ребенок. Развивается, более выдержанным, взрослым становится – и также в определенном возрасте умирает. У каждого вина есть своя жизнь, свой родитель, паспорт. Ну, в общем, я не коллекционирую вина. Не хочу коллекционировать. Их не надо коллекционировать. Их надо пить. Это вот мое мнение. Есть, что коллекционировать и куда вкладывать деньги.


--------------------------------------------------------------------------------

Кто такой Алексей Сидоров

Человек-легенда, один из первых сомелье в России, благодаря чему перед ним открывались двери лучших виноделен и откупоривались пробки самых уникальных вин мира.  Учредитель винной школы «Энотрия - Винный мир», в которой обучаются будущие профессионалы и просто любители увлекательного мира алкоголя.

Всеми силами пытается увеличить интерес к правильному вину в России. «90% нашего населения не разбирается в вине, - говорит Алексей Сидоров. - То есть разбираются в каком-то одном вкусе. В стиле «нравится - не нравится». Это неправильно». Считает, что вино нужно давать детям с трех лет, дабы воспитать их эстетический вкус.  Создатель консультационного Центра «Винный мир-BTL». Давал рекомендации по наполнению винных погребов первым жителям Рублевки. В конце 80-х - начале 90-х обслуживал высшее партийное руководство СССР. Кто знает, может благодаря этому и состоялась перестройка? 


Алексей Сидоров - партнер национальной итальянской организации дегустаторов. Однако предпочитает французские вина, Италии отводит только второе место, испанским производителям – третье. Уверен, что пить можно и российские вина. Член жюри международных конкурсов сомелье, член Международной ассоциации сомелье. Организатор и председатель ежегодного Российского конкурса сомелье. Командор Ордена почетного легиона Франции. Рыцарь почетного ордена Испании  de Mijuel de Las Vinas.


http://www.2stocks.ru/

На главную


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить